Летом, казалось, инфляция в Украине полностью успокоилась. Цены на некоторые продукты питания, например, борщевой набор, молочные продукты, яйца и мясо, прекратили свой рост и после тяжелой зимы даже вернулись на уровни (в некоторых случаях), которые мы видели в те времена, когда доллар стоил 8 гривен. Помогла украинская земля и отечественное сельское хозяйство. Украинское село — это место, до которого ни наши власти, ни всяческие социально-политические изменения практически не доходят, а потому живет оно по своим естественным законам и бурно развивается. Когда национальная валюта, гривна, превратилась в полное ничтожество, за которое за границей уже было невозможно ничего купить, наше сельское хозяйство ожило, как птица Феникс. Наши крестьяне брали гривну, в отличие от польских крестьян, с большой охотой, и потому вынесли польских крестьян с нашего украинского рынка ногами вперед вместе с их польскими яблоками и капустой. Вспомните, ведь всего несколько лет назад яблоки в Украине почти исключительно были польскими – красивые, сделанные, казалось, из пластика, потому как на вкус они были именно пластиковыми. Стоили они хорошие 20 или 25 гривен, однако удовольствие от фрукта можно было получить только эстетическое – действительно, красивые были. И что теперь, где они, эти польские яблоки. Правильно, они все в Польше — пусть сами едят этот раскрашенный пластик. В Украине теперь только украинские яблоки, а цена даже в 20 гривен кажется уже просто космической. Ну, 10 гривен, а если уже совсем хорошие и в магазине, то 15. Но главное, они невероятно вкусные, потому как натуральные — как говорят в Европе, органические. По сравнению с польскими пластиковыми — просто божественные фрукты. Но что интересно: поляки своим малосъедобным продуктом задорого нашу страну тогда заполонить смогли, а мы своими натуральными яблоками занедорого их страну заполонить не можем. Может, в этом виноваты польские граждане, которые предпочитают те яблоки, что плохие и по 20, а не те, что хорошие и за 10. А может, виновата европейская бюрократия, которая так хитро сплела свои законы, что нашим яблокам до польского рынка не добраться никогда. Ну да ладно, давайте прекратим обсуждение европейской бюрократии и вернемся к нашей инфляции.

Основным фактором, сдержавшим украинскую инфляцию, стало украинское село, за что честь ему и хвала. Это они, украинские крестьяне, защитили страну в самый тяжелый момент своими яблоками и капустой, потому как если бы их до сих пор возили из Польши, то был бы у нас уже ценовой и политический апокалипсис. В сегодняшней потребительской корзине украинца продукты питания, к сожалению, занимают больше половины места. Точных расчетов по этому поводу в действительности не имеется, потому как те расчеты, что делают государственные органы, – курам на смех. Недавно опубликованная корзина потребления, разработанная Кабмином Украины, вызвала бурю обсуждения и возмущения в обществе. Представители общественности изгалялись над умственными способностями Кабмина, составившего столь замечательный документ. Сошлись на том, что наше правительство состоит из космонавтов. Они живут в открытом космосе, а к нам прилетают на работу, дабы написать нам космические законы, по которым мы тут, на Земле, в полном отстое будем жить. Возвращаясь все же к инфляции. Та часть потребительской корзины, которая продуктовая и составляет большую ее половину, находится более или менее в безопасности, потому как Украина почти полностью перешла на местные продукты. Лимоны, апельсины и норвежская семга большой импортной опасности для нас уже не представляют, потому что их потребление сократилось во множество раз и стало уделом лишь 2% самых богатых украинцев, коих даже учитывать не стоит. Они тоже живут в параллельном мире, где и едят свою норвежскую космическую семгу.

Повышение тарифов на коммунальные услуги — это только начало рыночных движений на инфраструктурном рынке страны.

Главной инфляционной угрозой для Украины являются различные тарифы, оставшиеся нам в наследство от коммунистов. Ведь именно коммунисты построили инфраструктуру страны, которой мы сегодня пользуемся – электростанции, теплоцентрали, метро, железные дороги, троллейбусы всякие с трамваями. Все это было построено 50 и более лет назад. Значит, срок эксплуатации всей украинской инфраструктуры подходит к концу (во многих случаях уже давно подошел, но её все равно эксплуатируют на последнем вздохе). Поднятие тарифов на коммунальные услуги до уровня рыночных, которое произошло недавно, отражает только стоимость топлива, необходимого для производства этих коммунальных услуг, но не берет в расчет амортизацию основных средств. Очень просто объясняя ситуацию, можно сказать, что трамвай в Киеве на Подоле, который ездит уже 40 лет, продержится еще лет 5… а может, и нет. Трамвай этот мы не покупали, он нам достался в наследство. Следующий уже придется купить, но штука это дорогая. То есть три гривны за трамвайный билет – главная инфляционная угроза в стране. Рыночная стоимость трамвайного билета, скорее всего, в несколько раз выше. То же самое касается всей остальной инфраструктуры страны, которой мы пользуемся ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Электричество, вода, отопление, трамваи, метро, железные дороги, просто дороги – все, чем мы пользуемся, надо строить заново по сегодняшним рыночным ценам, которые затем необходимо будет перенести на потребителей. Это еще полбеды. Если раньше, при коммунистах, практически все оборудование, необходимое для строительства инфраструктуры, мы производили сами – турбины, локомотивы, троллейбусы и автобусы, насосы и всякие другие железные агрегаты, то сегодня мы уже практически ничего этого не делаем. Все это для нас будет импортным, все придется покупать за валюту, а платить за трамвай мы намереваемся все той же, ничего на мировом рынке не стоящей, гривной. Нигде в мире вы не сможете проехать на трамвае за 10 европейских центов, именно столько стоит сегодня в Украине трамвайный билет. В европейской Риге такой билет стоит в 7 раз дороже – кстати, трамвай у них все тот же советский, а ездит он на гораздо более короткие расстояния. Все это еще нам предстоит. Повышение тарифов на коммунальные услуги — это только начало рыночных движений на инфраструктурном рынке страны. Все сделанные повышения цены на газ, тепло и электричество были привязаны к цене на нефть, когда она стоила в радиусе 30-40 долларов за баррель. Уже сегодня цена барреля нефти составляет 50 долларов. Существует большая вероятность, что она может еще вырасти. Цены на коммунальные услуги также рассчитаны при цене доллара в радиусе 26-27 гривен. Эта неизвестная также может изменить значение. Причем история Украины еще не знает такого периода, когда бы украинская валюта укреплялась. Иными словами, мы намекаем, что гривна может упасть, а это, вне всякого сомнения, повлияет на стоимость коммунальных услуг.

Автозаправочные станции стоят в Украине повсюду, а их огромные красиво светящиеся стелы, на которых пишется цена топлива, стали неотъемлемой частью украинского ландшафта.

Кроме стоимости продуктов питания и цен на коммунальные услуги третьим важным фактором в инфляционных ожиданиях является цена доллара в Украине. Если она начнет расти, то среди всего торгового люда страны произойдет паника – так случается каждый раз, когда доллар дергается. Торговый люд в этом случае разгоняет инфляцию, поднимая цены на свои товары и услуги вне зависимости от того, импортные они или местные. Ключевым элементом на валютном фронте является стоимость бензина. Её видят все. Автозаправочные станции стоят в Украине повсюду, а их огромные красиво светящиеся стелы, на которых пишется цена топлива, стали неотъемлемой частью украинского ландшафта. И нет для нашей страны сегодня большего врага, чем эти стелы на АЗС. Они способны посеять панику буквально за считанные часы. Эти рассадники инфляции нужно запретить и все поголовно снести. Но это мы, конечно, только мечтаем. Никто их не снесет, они продолжат пугать украинский народ цифрами еще много лет. Из всех продаваемых на территории нашей страны товаров и продуктов бензин является для национальной безопасности самым вредным. В ближайшее время на этом фронте предстоит наступление врагов, по крайней мере, по двум направлениям – на мировом рынке дорожает нефть, а гривна останется в осаде.

Все основные инфляционные угрозы сегодня присутствуют, просто находятся они на разном уровне реальности. Самым близкой и реальной остается бензин. Продукты питания, наверное, самый незначительный фактор риска. Коммунальные услуги, хоть и пугают, но все же на следующие 12 месяцев останутся на том же месте – дай бог, чтобы нация переварила то, что с ней уже сделали. И самой непредсказуемой переменной остается национальная валюта – гривна. В цивилизованных странах инфляция всегда находится под контролем государства и его различных органов, потому как если она вырывается на свободу, нация становится нищей, а с ней и само государство нищает. Борьба с собственной нищетой, казалось бы, является одной из главных задач любого государства. Но в нашем случае это не так. Наше государство бороться с инфляцией не в состоянии, а потому ждать от него помощи не стоит. Иными словами, мы с надвигающейся бедой остались один на один. Бог нам, конечно, в помощь, но его может этой зимой не хватить, нужно будет что-то поконкретнее, а где же его сегодня в Украине взять, это поконкретнее.

Иван Пырьев