Постсоветские СМИ бурно обсуждают откровенные фотографии супруги Дональда Трампа, в прошлом фотомодели. Дескать, первая леди — и моветон. Впрочем, моветон это, скорее, для наших широт, где целомудрие советской интеллигенции причудливым образом соседствует с восхищением бандитом, «отжавшим» банк, меткомбинат и футбольную команду своего детства, или политической мадам, мочившей направо и налево конкурентов. Эта каша, присутствующая в головах наших соотечественников, может без труда оправдать все, что угодно, или наоборот, кого угодно вымазать в грязи.

Вот, московская светская львица Божена Рынска считает Меланию Трамп вульгарной: «Если бы наш друг привел в компанию такую девушку, вряд ли мы были бы очень этому рады. По крайней мере, в наших домах мы вряд ли стали бы такого класса женщину принимать». Да, Рынска не фотографировалась голой для обложки журнала GQ. Зато она снялась в милицейском сериале «Улица разбитых фонарей». Что из этого большая порнография – большой вопрос. В остальном дамы похожи как две капли воды. Одна большая, другая чуть меньше. Обе связаны с журналом GQ. Правда Рынска работала не в нью-йоркской редакции, а в московской. Да и на первую страницу не попадала – ни в обнаженном виде, ни в одетом. Лишь заполняла глянцевый вакуум досужими размышлениями. Обе счастливо и успешно вышли замуж. Одна за магната и президента США, вторая — за политолога, экс-директора НТВ, а ныне директора канала корпорации «Интер ТВ» (RTVi).

Впрочем, какое нам дело до Мелании Трамп и Бажены Рынской? В нашем селе свои героини и своя эротика. Точнее, порнография. Ибо на то оно и село, что местного разлива гламур напоминает солдатские карты. Все, впрочем, начиналось целомудренно – с платья с фонариками и кружевной спиной от Юлии Тимошенко, рюшей Валентины Семенюк и хвастовства главреда Левого Берега Сони Кошкиной своими постельными стратегиями получения конфиденциальной информации. Впрочем, в среде политиков, чиновников и прочих носителей этой информации Соню Кошкину должны были раскусить в полете и использовать для запуска фейков. Что, впрочем, мои домыслы. И построены они исключительно на убеждении, что политикой занимаются не совсем идиоты.

Потом были Тигрюля, признания Ляшко, жесткое порно Портникова, легитимизация всех форм садо-мазо через войну, фестивали секса с уличными кабинками. Ибо, как учил Питирим Сорокин, ограничение одного базового инстинкта, в данном случае «инстинкта безопасности», требует открытия клапана в чем-нибудь другом. Например, в сексе.

В период работы помощницей депутата Ирина Фриз снималась в порно.

Итог – вопросами партнерства с НАТО у нас занимается депутат Ирина Фриз. В прошлом помощница депутата Петра Порошенко и, как поговаривают злые языки, его любовница. Однако, Ирину Фриз, как Петра Ильича Чайковского, можно любить не только за это. В период работы помощницей депутата Ирина Фриз снималась в порно. В качестве хобби. Ибо, как пелось в старой песне: «Кто марки собирает, кто медали. А кто-то водку хлещет из горла».

И в этом увлечении Ирина Фриз не одинока на украинском политическом олимпе, где стандарты задаются итальянским идеалом политической борьбы в прямом эфире имени Савика Шустера и покойной порнозвезды-парламентария Чиччолины.

Список порно-политиков и порно-чиновников разных рангов, масштабов и форм можно продолжать долго. Иногда фамилии оказываются под стать героям и героиням. Чего, например, стоит любительница пикантных фото – пресс-секретарь прокурора города Сумы Юлия Недокус.

Сегодня, публика активно обсуждает фото-архив заместителя главы МВД Анастасии Деевой. Молодая девушка из хорошей семьи – закончила Кловский Лицей, работала помощницей депутата. Фотографии якобы выложил ее бывший парень. Зачем? Вероятно, из мести. Глупой и непорядочной. Вот только общество «странно» возбудилось, и принялось обсуждать двадцатичетырехлетнюю замминистра с морализаторской и эстетической точки зрения. А надо бы с профессиональной. Ведь первой идеей Анастасии стала замена профессиональной пожарной службы добровольцами. Как в Америке. Идея, возможно, неплохая. В американских реалиях она работает. Вот только предложений по трудоустройству бывших пожарных она не внесла. И новой инфраструктуры пожарных станций, привязанных чуть ли не к родному микрорайону, она не предложила тоже. Просто режим секвестирования расходов на содержание пожарной службы. Что, очевидно, может обернуться для страны очередной бедой. Ведь пожар не потушить ни непристойными фотографиями, ни тем, что на них изображено. Так что гореть будет все ярким пламенем. Как в жестком порно а-ля Брюс Лябрюс.

А порно бывает разное. Ибо, как писал Андрей Вознесенский: «Когда на собрании в зале неверного судят супруга, желая интимных деталей, ревет порнография духа». А у порнографии духа есть множество парадигм.

Анатолий Борщаговский