Семьдесят лет назад молодой, получивший образование в Гарварде, юрист Бенджамин Ференц вошел в зал Дворца правосудия в Нюрнберге, где ему предстояло принять участие в историческом судебном процессе над нацистскими преступниками. Ференц отмечает, что, несмотря на относительно молодой для юриста возраст, он не испытывал волнения, выступая в качестве обвинителя на процессе над 22 членами Айнзацгруппы, которых обвиняли в убийстве более миллиона человек.

Среди 22 обвиняемых был и Отто Олендорф, в 1941 году назначенный командующим айнзацгруппы Д, в задачу которой входило физическое уничтожение людей на юге Советского Союза — в Молдавии, Южной Украине, Крыму и на Северном Кавказе.

В своих судебных пометках 1947 года Бенджамин Ференц писал: «Месть не является нашей целью сегодня. Мы просим Суд подтвердить посредством международного акта правосудия право человека на мирную и достойную жизнь, независимо от расы и вероисповедания».

Все 22 нациста были признаны виновными, 13 из них приговорены к смертной казни через повешение.

По свидетельству Бенджамна Ференца, оглашение приговора было полно драматизма. Все обвиняемые содержались в тюрьме, располагавшейся прямо под Дворцом правосудия. С помощью небольшого лифта их поднимали прямиком в залу суда на скамью подсудимых. Каждому из 13 судья зачитал смертный приговор, после чего они один за другим, по словам Ференца, исчезали в шахте лифта, словно проваливались в ад. Эта процедура повторялась 13 раз подряд.

Своим девизом Бенджамин Ференц избрал фразу «Закон лучше войны», и посвятил всю свою жизнь служению закону на благо человечества.

В юном возрасте иммигрировавший в Соединенные Штаты Бенджамин Ференц проживал в бедности в районе города Нью-Йорк под названием Адская кухня, который в те годы был крайне опасным местом, где разгул преступности превышал все допустимые пределы.

В годы Второй мировой войны Бенджамин Ференц прибыл в составе американских войск в Нормандию, где получил задание документировать и собирать доказательства преступлений нацизма в концентрационных лагерях. Первым таким лагерем смерти для Ференца стал Бухенвальд, который он описывает, как театр смерти и полного хаоса, где каждый старался спасти свою жизнь — нацисты заметали следы и старались всеми доступными средствами скрыться и избежать наказания, а жертвы террора, у кого хватало на то сил, отчаянно цеплялись за жизнь, моля своих освободителей о помощи.

Впоследствии этот опыт и собранные доказательства стали причиной назначения Бенджамина Ференца в качестве младшего прокурора на Нурнбергском процессе.

И после Ньрнберга Бенджамин Ференц посвятил свою жизнь борьбе за то, чтобы печальный опыт Второй мировой не повторился никогда. Он был среди тех, кто боролся за создание Международного уголовного суда, работал в организации, отвечавшей за обеспечение выплаты репараций жертвам нацизма,.

На сегодняшний день Бенджамин Ференц отмечает, что, несмотря на горькие уроки прошлого, человечество так и не смогло разработать действенной законодательной базы для избежания повторения ошибок прошлого. Последний прокурор Нюрнбергского процесса уверен, что необходимо создавать суды, писать законы и претворять их в жизнь, однако неспособность стран договориться друг с другом в рамках ООН — площадки, которая и должна была стать гарантом спокойствия в мире, грозит человечеству повторением ошибок прошлого.

На сегодня Бенджамину Ференцу 96 лет, и он продолжает бороться за то, чтобы память поколений оставалась действенной силой предотвращения преступлений. В 70-ю годовщину вынесения первого вердикта на Нюрнбергском процессе Бенджамин Ференц объявил о том, что каждый год от его имени в фонд Мемориального музея Холокоста в Вашингтоне будет поступать 1 млн долларов пожертвований на развитие программ по борьбе с преступлениями против человечности.