Бабий Яр стал знаменитым на весь мир, когда в 1941 году в Киев вошла победоносная германская армия. Точнее излагая, печальная, но поистине всемирная слава пришла в ноябре 1943 года. Тогда, почти сразу после освобождения города частями Красной Армии, в Киев прибыла большая группа иностранных журналистов. Их тут же отправили смотреть самую большую достопримечательность города на то время. Да, в ноябре 1943 года Бабий Яр был в Киеве самым известным местом. Самое «известное», наверное, даже не то слово, чтобы описать значение, которое имело для тогдашних киевлян это невинное название расположенного на окраине города ничем ранее не примечательного места. С 1941 по 1943 годы здесь убили треть оставшегося в немецкой оккупации населения Киева. Как вы думаете, что думали тогда об этом месте те люди? До начала Великой Отечественной войны в столице советской Украины проживало почти 850 тысяч граждан. После начала войны и до момента захвата города немецкой армией около 200 тысяч жителей города были призваны в Красную Армию. Еще около 350 тысяч граждан из Киева были эвакуированы. К моменту взятия Киева германскими войсками в городе осталось не больше 300 тысяч человек – в основном женщин, детей, стариков и инвалидов. В Бабьем Яру за годы фашистской оккупации убили, по крайней мере, 100 тысяч человек. Вот такая здесь получилась жуткая арифметика. Как вы думаете, те киевляне, которые жили в украинской столице в ноябре 1943 года, хорошо знали название Бабий Яр?

Бабий Яр

Так вот, вскоре после освобождения Киева в город прибыла группа иностранных журналистов. Среди них были Боб Лоуренс, главный военный корреспондент газеты New York Times, и Боб Даунс, военный корреспондент крупнейшего американского радио CBS, также писавший для одного из популярнейших журналов Америки Newsweek. Естественно, их отвезли в Бабий Яр и предоставили в их распоряжение одного из тех немногих, кто прошел через весь этот ужас и выжил. Человека звали Ефим Вилкис, он рассказал всё. Американцы не поверили. В голову любого нормального человека не могло тогда поместиться, что одни люди могли сделать такое с другими людьми. Еще не были освобождены Освенцим и Бухенвальд, и человечество еще не осознало весь масштаб и глубину деятельности отвратительной машины нацистского режима. В действительности Бабий Яр стал первым освобожденным от немецких оккупантов местом, где фашистский режим совершал преступления против человечности. Масштаб трагедии не укладывался у американцев и других иностранных журналистов в голове. Боб Лоуренс и Боб Даунс даже поссорились, обсуждая увиденное, – один поверил, другой нет. В результате материалы, появившиеся в New York Times и в Newsweek, сильно отличались друг от друга. Как бы там ни было, но осенью 1943 название Бабий Яр стало одним из самых в мире нарицательных, ведь New York Times была крупнейшей газетой западной цивилизации, а Newsweek – одним из крупнейших журналов. А когда на Нюрнбергском процессе стали судить штандартенфюрера Пауля Блобеля, командира зондеркоманды, расстреливавшей людей в сентябре 1941 года, то все детали того ужаса всплыли на поверхность, запечатлевшись в сознании западной общественности навсегда. Бабий Яр стал именем нарицательным навеки веков, войдя в историю человечества наравне с такими понятиями, как «Варфоломеева Ночь».

Бабий Яр

Сколько в действительности в Бабьем Яру погибло людей, точно не известно. С точностью до одного человека посчитаны только евреи, с которых все и началось. В этом вопросе отличился тот самый Пауль Блобель и другое германское начальство, руководившее зверской машиной уничтожения. У них велся строгий немецкий учет – сколько потратили патронов, сколько убили евреев, сколько собрали материальных ценностей. Убили 33 771 еврея, не считая детей в возрасте до 3 лет. По какой причине было принято решение не считать детей в возрасте до 3 лет – непонятно. Удивляет вообще то, как они в кромешном хаосе выясняли, какому ребенку сколько лет, к тому же детей было очень много. Как писалось выше, почти все мужское население города либо призвали в армию, либо эвакуировали с заводами и государственными учреждениями. В Киеве остались в основном старики да мамки с детьми. Не будем описывать ужасные сцены той трагедии, скажем только – если у кого имеется интерес, то стоит прочитать книгу под простым названием «Бабий Яр», написанную писателем Анатолием Кузнецовым много лет назад. Главное в ней – история, рассказанная женщиной по имени Дина Проничева (Вассерман). Эта история и есть самое, пожалуй, полное свидетельство одного из очень немногих очевидцев, чудом выживших в той кровавой мясорубке. Однако мы бы хотели поднять вопрос о том, кто убивал всех этих людей в конце сентября 1941 года, от чьей руки погибли 33 771 человек, не считая детей в возрасте до 3 лет.

Бабий Яр

С самого первого дня, когда Бабий Яр стал местом катастрофы, власти, кто бы не был в Киеве у власти, занимались различными манипуляциями – либо скрывая от мира правду о тех событиях, либо её искажая. Если мотивы действий немецких властей в период с 1941 по 1943 годы абсолютно ясны и понятны, потому как они были фашистами и преступление это совершили, то с мотивами действий тех, кто правил в Киеве затем, все гораздо сложнее. Немцы перед своим отступлением в 1943 году пытались следы совершенных ими преступлений скрыть. Они сжигали останки убиенных, но слава об этом месте в городе была настолько велика, что им ничего не помогло. Первые советские сотрудники компетентных органов появились в Бабьем Яру еще до того, как из города ушли последние немцы. Иными словами, германскому командованию ничего скрыть не удалось. Советскому руководству выпала более сложная задача. С самого первого дня и по наше время над Бабьим Яром висит еврейское проклятье. В самом начале СССР старался максимально использовать Бабий Яр в целях антифашистской пропаганды, речь идет о 1943-1945 годах. Тогда от еврейского вопроса деться было некуда, если речь шла о западных и в первую очередь американских средствах массовой информации. Но затем, уже после войны, в Советском Союзе тему Холокоста решили трактовать особым способом. Евреев, убитых потому, что они были евреями, стали называть советскими гражданами, а фашисты их убивали лишь потому, что они были советскими гражданами. В 1991 году Украина стала независимой и казалось, что наконец об этом ужасном месте можно будет восстановить всю историческую правду в полном объеме, дабы никогда ничего подобного не повторилось, и не только с еврейским народом, которого в Украине уже почти не осталось, а и с другими народами, которые здесь еще проживают. К восстановлению справедливости все и шло, пока в стране не окрепли националисты, героями которых стали люди, в 1941 году сыгравшие спорную роль в истории страны. После этого над Бабьим Яром в очередной раз собрались мрачные тучи лжи. Сколько над этим страшным местом можно издеваться – не ясно, ясно только одно – всему виной извечный еврейский вопрос. Из всех жертв, убитых здесь, евреи составляют только половину, некоторые историки даже говорят, что меньше половины. В те жуткие дни конца сентября 41-го убили, как было написано выше, 33 771 человека еврейской национальности и неизвестное количество маленьких детей. Затем, на протяжении первой половины октября, погибли еще приблизительно 15 тысяч еврейских человек. После того как всех евреев в Киеве убили, начали расправляться с другими врагами германского Рейха, коих было очень много. Убивали коммунистов и комсомольцев, пленных красноармейцев и просто советских граждан, убивали цыган, убили всю Павловскую больницу, расположенную по соседству. Убили здесь и 621 украинского националиста. Германское руководство Киева превратило Бабий Яр в одну огромную, совершенно жуткую братскую могилу – братскую, потому как, несмотря на национальность и мировоззрение, перед смертью все равны. Здесь на протяжении всей фашистской оккупации расстреливали Киев, и не вернись в город Красная Армия, могли бы весь город за пару лет полностью расстрелять, оставив в нем жить только себя, да местных прихлебателей.

Бабий Яр

Бабий Яр людей по национальности никак не делил, он их принял всех. Людей, здесь убитых, по национальности начали делить политики – и чем дальше, тем циничнее. Сегодня ситуация, наверное, не менее зловещая, чем она была при коммунистах. Идет 75-ая годовщина тех событий. Складывается такое впечатление, что мероприятие, скажем так, скомкали. В Украинском Доме идет небольшая выставка, в арт-центре Пинчука идет другая выставка. В каком-то муниципальном кинотеатре показывают пять фильмов, посвященных Холокосту. Всё!!! Затем рвануло. Приехал президент Израиля и, выступая в парламенте Украины (то ли первый раз в истории, то ли во второй), резанул все, что Израиль по вопросу этому думает. Евреев в Украине убивали ОУНовцы. Рядом в президиуме парламента сидят эти самые ОУНовцы, все руководство украинского парламента сегодня – ОУНовское: спикер, первый вице-спикер, второй вице-спикер. Госпожа второй вице-спикер Геращенко когда-то очень громко в присутствии прессы и общественности говорила, даже заявляла, что она бендеровка. Про Парубия и Сыроед и упоминать не стоит – достаточно послушать их политические заявления. Господин Парубий, помимо прочего, в возрасте 19 лет был создателем партии Свобода, рука об руку с господином Тягнибоком. Интересно, что они об этом израильском президенте во время его речи думали. Вот он стоит, такое говорит, а они в двух метрах от него сидят, слушают и не возражают – улыбаются и внемлют. Возникает вопрос: а как этот израильский президент туда вообще попал? Они знали, что он собирается такое сказать? Тут кстати вся загвоздка ситуации и кроется. Еврейский президент им, очевидно, ничего не сказал. Переводчик был израильский, перевод был синхронным, а предварительного текста им никто не давал. Он приехал, сказал, что думает и на следующий день уехал. В Украине все это быстро замнут. Послушайте, у нас сейчас каждую недели вещи, для страны намного более серьезные, чем Бабий Яр, замять пытаются – то Шеремета убили, то патрульных полицейских. Спустя неделю все уже забыто, ведь каждую неделю у нас теперь такое творится. Вот только евреи всего мира эти высказывания точно не забудут, а аккуратно запишут в тот же самый New York Times и Newsweek, как в 1943 году. Поверьте, все иностранные послы своим правительствам уже отписали о том, что израильский президент сказал, – и в Берлине, Париже, Лондоне, Вашингтоне эти слова никто никогда не забудет, они вонзятся в мозги ведущих политических умов человечества на долгие годы вперед. Вот какую жуткую силу таит в себе Бабий Яр.

Вся проблема сегодняшней украинской власти с Бабьим Яром крутится вокруг одного – какое участие в расстрелах евреев принимали украинцы, точнее, те украинцы, которые сотрудничали с немцами, и не были ли они украинскими националистами. От Бабьего Яра сегодня шарахаются, как черт от ладана. Эта история с израильским президентом либо глупость нашего МИДа, либо чья-то провокация. Он приехал, наговорил и – уехал. Мы не хотим писать, кто и что тогда, в сентябре 1941 года, сделал, потому как вопрос этот политический. Мы хотели бы только описать один момент, чтобы понять, можно ли когда-нибудь в Украине будет узнать всю правду о тех событиях.

Бабий Яр

Убийства евреев продолжались два дня – 29-30 сентября 1941 года. Именно эта «акция», как её называли немцы, и стала знаменитой. В истории человечества она считается вторым по массовости расстрелом людей. Чуть позднее фашисты устроили еще более массовый расстрел в Польше. За два дня убили 33 771 человека. Провожать евреев на расстрел (в действительности никто не знал, что их будут расстреливать, немцы заставили киевских раввинов сказать людям, что их будут переселять в другой город) пришло еще 10 или 15 тысяч человек. Почти у всех имелись какие-то нееврейские родственники, или друзья, или соседи. Все шли пешком. Иными словами, по улицам Киева растянулась толпа людей почти в 50 тысяч человек, которых в конце пути необходимо было провести через целую цепочку жутких процедур, да еще так, чтобы они не сбежали или не взбунтовались. У евреев постепенно отбирали все, с чем они пришли, а затем и то, в чем они пришли – это само по себе уже мероприятие довольно сложное, потому как в этот момент многие начинали понимать, что никуда их переселять не будут. Затем согнать, загнать и только потом убить, а позднее добить тех, кто еще дышал. Кто-нибудь вообще представляет, сколько для проведения такой «акции» на столь немалой территории необходимо было людей? Хотя слово «людей» к ним не применимо. Сколько нужно там было «скотов человеческих», чтобы все это провести, причем так, что спастись смогли всего 22 человека? Летом 41-го Генрих Гиммлер приехал в Минск для инспекции своих СС. Один из командиров ему жаловался, что солдаты из расстрельных команд все поголовно сошли с ума – в буквальном смысле слова. Как же они смогут вернуться в Германии к нормальной жизни, было этому командиру неведомо. Так в Минске расстреливали красноармейцев и коммунистов – взрослых мужчин. В Бабьем Яру расстреливали поголовно женщин, детей и стариков, причем абсолютно жутким способом, добивая и убивая со зверством, в истории человечества еще невиданным. Скажите, они, эти убийцы, были ли вообще когда-то психически здоровы?

Бабий Яр

Вернемся все же к вопросу, сколько фашистов, назовем их так, в «акции» принимало участие? Никто не знает и по сегодняшний день. Мы задали вопрос одному милицейскому полковнику касаемо того, сколько нужно людей, чтобы, по сегодняшним нормам поддержания правопорядка, порядок на такой «акции» обеспечить. Полковник от жути поставленного ему вопроса вспотел, посинел, но, после нескольких тычков, выдал цифру – от 5 до 6 тысяч человек. Цифры эти, конечно, с потолка, но ясно точно одно – понадобилось несколько тысяч человек. О проведении «акции» имеется очень точный немецкий отчет и показания германского командира Пауля Блобеля на Нюрнбергском процессе. К проведению «акции» германское командование привлекло зондеркоманду 4А из состава айнзатцгруппы С, усиленную двумя ротами полицейского полка. Данные о том, сколько солдат служило в зондеркоманде мы не нашли, но нашли данные, что во всей айнзатцгруппе служило 700 солдат и офицеров, а зондеркоманд в её составе было 5. Иными словами, в зондеркоманде было около 150 фашистов. В каждой роте насчитывалось, может, столько же. Итого, всех германских фашистов на «акции» было меньше 500 человек. Кто были остальные?

О них немцы ничего в своем отчете не писали, они их называли – «полицай». Из-за них сегодня и идет вокруг Бабьего Яра жуткая политическая свистопляска. Точнее, никакой пляски нет. Его, как уже много раз бывало ранее, просто пытаются закопать – не буквально, а в памяти человеческой. Удастся ли? Вряд ли. Они не первые, но надеемся, что последние.