В своей новой книге немецкий журналист, сценарист и писатель Норман Олер рассказывает шокирующую историю того, как в довоенные годы и во время Второй мировой войны немецкое руководство, в том числе и Адольф Гитлер, а также солдаты вермахта в массовом порядке употребляли наркотические вещества.

Книга вышла под заголовком «Тотальная лихорадка», он отсылает нас к известному выражению «тотальная война», впервые использованному Йозефом Геббельсом в его берлинской речи в 1943 году.

Норман Олер провел несколько лет в исследованиях феномена наркотической зависимости руководства нацистской партии и немецких солдат, и был крайне шокирован масштабом происходившего.

Свои исследования Олер начал с изучения записей личного врача Адольфа Гитлера Теодора Морреля, отличавшегося крайней скрупулезностью и тщательно фиксировал все процедуры, включая «привычные инъекции» и прием Евкодала, который является сильным опиатом, его высокопоставленным пациентом. Теодор Моррель тщательно хранил тайну, и никому из приближенных фюрера так и не удалось узнать у доктора, принимает ли Гитлер наркотические вещества. Адольф Гитлер тем временем пристрастился к Евкодалу, медикаментозному аналогу героина, и особенно часто употреблял наркотик в 1944 году, когда ситуация на фронтах Второй мировой войны стала все чаще свидетельствовать о неминуемом поражении Германии. Гитлер впадал в эйфорию и отказывался примириться с реальностью, что отмечали все приближенные к нему высшие военные и гражданские чины.

Немецкие солдаты принимали в массовом порядке иной препарат — Парвитин, содержащий метамфетамин. Этот препарат был запатентован в 1937 году и поступил в свободную продажу в Германии в качестве стимулятора, позволявшего человеку длительное время находится в состоянии бодрствования. Парвитин называли конкурентом безобидной Кока-Колы и в первые годы военной кампании широко применяли перед началом сложных наступательных операций для поддержания боевого духа солдат вермахта. Перед началом генерального наступления на Францию вермахт заказал 35 млн таблеток Парвитина для солдат.

Поначалу армейское руководство и сами солдаты не осознавали, что Парвитин является наркотиком, и лишь в 1941 году препарат запретили. Однако Норман  Олер в своей книге приводит свидетельства военного врача, принимавшего участие в Сталинградской битве, который утверждал, что Парвитин и на тот момент находился в свободном обращении в армейской среде.

Применение наркотиков было характерно не только для немецкой армии, британские солдаты, как пишет Норман Олер, также употребляли метамфетамин, дабы не отставать от «заведенных» немецких противников. По той причине, что многие американские военные, принимавшие участие во Второй мировой войне, попали на Европейский фронт через Великобританию, они также были знакомы с пагубной практикой употребления наркотиков.

Сразу после войны секретные службы США проводили эксперименты с новым синтетическим наркотиком — LSD, основываясь на результатах экспериментов нацистов в концентрационном лагере Дахау, где Курт Плотнер проводил эксперименты над заключенными, давая им мескалин — наркотическую сыворотку правды, в попытке разработать новую технику допроса. Американцы, освободившие лагерь, воспользовались его исследованиями и использовали их в проекте Артишок 1950-х годах для того, чтобы узнать, кто являлся советским шпионом.